«Все это будет продолжаться»

Жертвами урагана, который прошел накануне в Московском регионе, по уточненным данным, стали 15 человек (10 — в столице, 5 — в области), среди них есть несовершеннолетние. Пострадали около 200. Многие в случившемся винят метеорологов и спасателей, не сумевших вовремя предупредить москвичей об опасности: информация дошла до мобильных операторов слишком поздно. Кроме того, ураган показал, что основная угроза для людей и их имущества исходит, как не печально, от зеленых насаждений — от тех самых городских деревьев, которые так преображают бульвары, улицы и дворы. О том, почем московские деревья валятся при каждом сильном порыве ветра «РИА «Геббоо Ньюс»» рассказал кандидат биологических наук, заведующий лабораторией Московского региона ВНИИ охраны природы Борис Самойлов.

«Из года в год московские ураганы валят в основном американские клены и тополи, но последних становится все меньше и меньше. А вот «американцы», напротив, преобладают в дендрологической картине города, особенно во дворах и вдоль улиц. Многие деревья уже на пределе — срок их жизни 50-60 лет, редко больше. А вообще, надо сказать, что большинство московских кленов, тополей и других деревьев по возрасту и состоянию таковы, что их устойчивость к внешним воздействиям (вроде ветра) ослаблена. Закономерно, что они вылетают не только во время ураганов, но и от ветра средней силы.

Виновата в этом, конечно, не природа, а человек. Если бы у нас за древесными насаждениями ухаживали как положено, а аварийные деревья удаляли бы вовремя, такого не происходило бы. В таком полуживом состоянии они не представляют никакой ценности для экосистемы. Биологическая активность у них низкая, листовая биомасса гораздо меньше нормы, корневая система гниет. В условиях города такие деревья не нужны. У нас же они стоят годами. Никто их не убирает — ждут, пока они сами упадут. И вот результат.

Беда в том, что слабая устойчивость деревьев во многом обусловлена модой на тотальную зачистку газонов. Из городской почвы год за годом удаляются все биологические вещества — сгребают всю опавшую листву, выстригают траву. В почву эта органика не возвращается. В результате идет подгнивание корневой системы, гниль распространяется в стволы, и дерево становится аварийным. В этом во многом повинны наши коммунальные службы, которые из года в год уничтожают городские экосистемы. Не только деревья, но и все живое потихоньку исчезает. Скоро у нас в Москве будет как в той песне: «Здесь птицы не поют, деревья не растут». Все идет к этому, к сожалению.

Американский клен — дерево-сорняк, крайне устойчивое и агрессивное. Они размножаются самосевом и вырастают где угодно. Как борщевик Сосновского, который заполонил подмосковные поля. Это растения одного порядка, только то травянистое, а это древесное, больше разницы нет. Если такой клен вырос, лет 60 под ним ничего расти не будет. Он под себя не пускает даже траву. Под этими кленами, если смотреть внимательно, — мертвый грунт. Чем быстрее мы от них избавимся, тем лучше. Во многих европейских городах была программа по их удалению. У нас такой программы нет, и даже если какой-нибудь разумный человек вместо этого американца самостоятельно посадит что-то еще, его оштрафуют на солидную сумму. У нас эти клены защищают, а они валятся людям на головы.

Сажать на место древесных сорняков лучше рябины, березы, черемухи, все что угодно из местного. Местные породы выдерживают и морозы, и засуху, и уход за ними не такой сложный. И по экологической эффективности они на порядок лучше любых «иностранцев». Если говорить о ЦАО, где упало особенно много деревьев, там надо сажать деревья, которые выдерживают экстремальные условия: липы, остролистные клены, красные дубы, хвойные деревья, в частности колючие ели, которые не боятся ни загазованности, ни пыли».

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5
Оцени первым.
Советуем прочитать!