Вебкам-бизнес

Содержание:

Уже семь лет в городах по всему миру регулярно проходят секретные вечеринки Boiler Room. На них нелегко попасть, но в интернете всегда можно посмотреть прямую трансляцию. Много образцовых лайв- и диджей-сетов были записаны именно в рамках «бойлерной». В сентябре одно из таких событий — из серии Ballantine’s True Music — состоялось в Варшаве. «РИА Геббоо.Новости» разбиралась, что стоит за проектом и как устроена польская рейв-культура.

«Они не должны быть здесь».

Если коротко, «бойлер-рум» (бойлерная, помещение, где находится устройство подогрева воды) — это бесплатные выступления, на которые можно попасть только по приглашению, где публика танцует вокруг диджей-пульта, и все это снимается на камеру. Вот что рассказывает «РИА Геббоо.Новости» об истории проекта один из продюсеров Boiler Room.

Джек Харт: «Boiler Room начинался в 2010 году с группы друзей в Восточном Лондоне, у которых был доступ к складу с бойлерной внутри, отсюда название. Они собирались каждый вторник и играли музыку. И однажды решили, что раз у них есть друзья, такие как Jamie xx и Four Tet и другие не очень известные в то время диджеи и музыканты, и они приходят и играют на этом складе — то можно устроить трансляцию в интернете, почему нет? Так что мы взяли обычную веб-камеру, прикрепили ее к стене и стали вести трансляцию в Лондоне каждый вторник. Аудитория все росла и росла, с тысячи до десятков тысяч человек. И мы вдруг поняли, что у нас тут что-то очень особенное».

Варшавский «бойлер-рум» проходит на правой стороне реки Вислы, в индустриальном помещении под названием Szwedzka. На входе — огромная очередь, внутри — большой зал с кирпичными стенами, курилка на улице. Во дворе охлаждаются, например, два Кшиштофа и Агнешка: они пришли сюда большой компанией, да и всех остальных тоже как будто знают.

— Почти на всех вечеринках в Варшаве всегда видишь одни и те же лица. Но здесь я заметила, что процентов 30 — какие-то рандомные (случайные — прим. «РИА Геббоо.Новости») люди, они не должны быть здесь. Это потому что проходки выдаются случайно, — говорит Агнешка.

Сама она считает, что точно должна быть здесь: она была на всех предыдущих польских «бойлер-румах», хорошо знакома с лайн-апом и много чего может рассказать о варшавских клубах. Ее друзья тоже неплохо разбираются в музыке — были недавно на Demdike Stare, а скоро поедут на ClubToClub в Турине, послушать Бена Клока и Арку. Здесь они, конечно, из-за Сета Трокслера.

«Это очень возбуждает».

Случайный подбор гостей — одна из главных фишек «бойлер-рума». Никогда не знаешь, удастся тебе попасть на вечеринку, инвайт приходит за несколько часов до начала вместе с адресом.

Джек Харт: «Секретность не намеренная. Просто это была такая тема для друзей, диджеев и друзей друзей. 99 процентов аудитории смотрят трансляцию, очень мало кто приходит на сами вечеринки. И это всегда строилось на инвайтах — мы приглашали друзей и создавали атмосферу, в которой артист может играть все, что захочет. Здесь не так, как в клубе, где им платят тысячи фунтов, и им кажется, что нужно ставить все время хиты. Мы им даем площадку и свободу ставить то, что они хотят.

Отбор гостей действительно абсолютно рандомный. Мы не выбираем людей по именам или по тому, кто они. У диджеев всегда есть список гостей, у “бойлер-рума” свои друзья. А дальше приглашения для остальных — мы получаем тысячи заявок на участие в вечеринке и совершенно случайным образом рассылаем билеты. И это очень возбуждает — ты узнаешь, прошел ты или нет, за день до вечеринки, место тоже не знаешь заранее. Снаружи бывает очередь, что подогревает интерес, ну и плюс — это все бесплатно, ты ничего не платишь, чтобы послушать крутых музыкантов со всего мира.

Обычно мы платим за проведение вечеринок из своего кармана. Диджеи, которые у нас играют, — наши друзья, они выступают, потому что сами этого хотят, мы им не платим. Но все равно нужно много денег на съемки, помещение, трансляцию. “Бойлер-рум” спонсируется партнерами, которые верят в то, что мы делаем. Например, Ballantine’s. С ними мы работаем года четыре, вместе сделали 18 вечеринок в 13 разных странах, кажется. Тем более есть очевидная связь между алкоголем и танцевальной музыкой — люди идут в клуб, выпивают, все логично».

Технари тусуются вокруг диджейки.

Еще одна особенность «бойлер-румов»: зрители танцуют прямо вокруг диджейского пульта, который стоит в центре помещения. Именно на него направлена камера — и в кадр попадают танцующие. Многие специально подходят поближе, чтобы показать себя, войти в историю или передать привет маме.

Джек Харт: «Причина, по которой мы ставим камеру перед диджеем, вокруг которого все танцуют, — мы хотели создать своего рода интимную обстановку, чтобы диджей чувствовал себя частью тусовки, как будто он играет на домашней вечеринке, в чьей-то спальне, что-то такое. Ну и у тех, кто смотрит трансляцию, тоже возникает эффект присутствия, они могут ощутить атмосферу. Благодаря камере и танцующим кажется, что ты и сам на этой вечеринке.

Иногда, например на хип-хоп-вечеринках, мы ставим сцену, потому что с рэперами формат “кружка” не работает так, как с диджеями. В частности, сет в Москве, с Pharaoh и Clams Casino — сильно отличался от того, что мы обычно делаем, от нормальных «бойлер-румов». Мы исследовали молодых российских исполнителей, и они выступали вживую».

К пульту сложно подобраться, поэтому даже если ты на самой вечеринке, увидеть диджея проще из VIP-комнаты, где идет прямая трансляция во всю сцену. Или попросить подвинуться парня на костылях, который стоит на сабвуфере. В варшавских клубах это не редкость — польские рейверы не из слабаков. «Они продолжают танцевать, даже если ломают ноги», — говорит Кшиштоф.

— Однажды я подвернул лодыжку и тоже хотел пойти тусоваться, но решил, что это слишком. А возможно, у них это даже такое техно-заявление: ломаешь себе ногу, чтобы быть крутым, ха-ха.

«Окей, кто из крутых появился в вашей стране?».

Хедлайнером варшавского «бойлер-рума» был американец Сет Трокслер — собственно, ему посвятили целую серию вечеринок от Мехико до Санкт-Петербурга. Помимо него, из иностранцев в лайн-апе были еще резидент лондонского клуба Fabric Крейг Ричардс и канадка B.Traits. Остальные — местные музыканты и диджеи: лысая певица Моника Бродка, для которой поставили сцену (многие не понимали, зачем ей было столько инструментов), дуэт Catz ‘N Dogz и Bartosz Kruczyński, игравший первым, когда многие еще не пришли.

Джек Харт: «У нас есть музыкальная команда в Лондоне, примерно 10 человек диких меломанов. Они изучают музыкальные сцены по всему миру, находят новых артистов. У нас есть свои люди в каждой стране, где мы работаем, — местные промоутеры, энтузиасты, владельцы магазинов пластинок — те, у кого мы спрашиваем: окей, кто из крутых появился в вашей стране в последнее время?»

«Тупые техно-курвы».

Агнешка любит Сета Трокслера, но расстраивается, что к ним редко привозят крупных артистов из-за границы. Она была бы счастлива, если бы лайн-ап полностью состоял из зарубежных музыкантов.

— В Варшаве почти некуда пойти. Самый крупный клуб — Smolna, он открылся в очень удачное время, когда закрыли два других клуба. После «бойлер-рума» все направятся туда на неофициальное афтерпати.

— Smolna — клуб для тупых техно-курв. У нас еще есть K55, он гораздо лучше, но у них мало привозов. Там играли Legowelt, Kamixlo — кумир Афекса Твина, ну и так далее. А в Smolna в основном диджеи и крупные артисты: Майя Джейн Коулз, Hot Since 82, Simian Mobile Disco. Клуб создал парень, который привозил Стива Аоки и Bloody Beetroots в 2011-2012 годах, так что его музыкальный вкус, мягко говоря, под сомнением, — считает Кшиштоф.

— Я еще был один раз в Luzztro — переводится как «зеркало». Но он считается клубом для наркоманов, лол. Типа, идешь туда, и все думают: чувак, что с тобой не так? Там есть парень, который толкает наркоту, и у него есть все, что захочешь. Героина, разве что, нет. А все остальное есть, — продолжает он.

Джек Харт: «Boiler Room транслируется с восьми вечера до полуночи — мы хотим, чтобы люди приходили сюда ради музыки. Это для тех кто, приходит, слушает музыку, выпивает пару коктейлей, — для меломанов. А не тех, кто хочет закинуться наркотиками и не спать до шести утра. Поэтому вечеринки так рано заканчиваются. Мы хотим, чтобы те 200-300 человек, которые приходят, по-настоящему любили музыку».

В планах команды Boiler Room — охватить весь условный музыкальный андеграунд и освоить все виды соответствующего контента: документальные фильмы, интервью, архивные записи живых выступлений. Недавно они запустили приложение в Apple TV, скоро займутся производством собственной продукции во всех возможных форматах и лицензированием чужой. Судя по всему, Boiler Room — новый Netflix для меломанов.

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5
Оцени первым.
Советуем прочитать!
Потребность побеждать Переполненные трибуны теннисной арены в Штутгарте стали свидетелями первой победы Марии Шараповой за 15 месяцев....
Венец для бетоносмесителя Венец (зубчатая шестерёнка) представляет собой один из важных составляющих бетоносмесителя. Имеет вид замкнутого кольца с зубьями....