«На эту и на ту»

Художественная татуировка набирает все большую популярность. Сегодня уже никого не удивляют раскрашенные руки и ноги разгуливающей под летним солнцем молодежи. Искусство татуировки усложняется и развивается. О том, как с этим обстоит дело на Крайнем Севере России, «РИА «Геббоо Ньюс»» рассказал мастер из Норильска Владимир Галеев.

Мастер северной татуировки

Все изменилось за последние лет пять. Теперь уже людям мало скорпионов, иероглифов и трайблов (однотонные геометрические узоры — прим. «РИА «Геббоо Ньюс»»). Что не может не радовать.

И на разрисованных прохожих, которых в Норильске появилось немало, уже не бросают дикие и удивленные взгляды. Северяне тоже понимают, что это вид искусства, а не совковый портак уголовников. Ну разве что только дети еще охают, глядя на татуированных.

Я тоже не сразу пришел к этому. Начал, как и многие мастера, в армии — колотил сослуживцам картинки на коже, рисовал на теле много всякой дичи. После я это дело забросил: не хотел связывать свою судьбу с татуировками. Но они постоянно были рядом — то и дело кто-то из друзей просил сделать для себя или для своего знакомого.

Естественно, поначалу колотил я на дому самопальной тачкой (тату-машинка — прим. «РИА «Геббоо Ньюс»»), но потом познакомился с профессионалами, что крутились в индустрии. И решил попробовать стать мастером татуировки, испытать свои силы. Вот уже как без малого девять лет пробую. Втянулся и работаю. Нравится дико и каждый раз не упускаю шанс узнать что-то новенькое.

Конечно, чаще всего на сеансы татуировки записывается молодежь, но и более взрослое поколение Норильска тоже не стоит в стороне. И клиентов все больше.

Татуировщик Норильска

Как водится среди тату-мастеров, работаю я на себя, но не у себя. Арендую место у одной замечательной хозяйки салона красоты в Норильске. Мы с ней дружим, и у нас сложилась приятная и даже семейная обстановка. Она и ее работники занимаются стрижками и ногтями, а я кожей — сижу под боком и рисую на телах клиентов. Про других мастеров и студии татуировки ничего сказать не могу. Не хочу судить о других. Меня как мастера больше заботит качество и исполнение моих авторских работ.

Не буду кривить душой — мое увлечение доставляет мне ни с чем не сравнимое удовольствие. Есть, конечно, свои рабочие моменты и подводные камни. Спина побаливает, глаза устают. Но все это мелочи жизни.

Как и любой творческий человек, я люблю интересные работы и проекты. Признаюсь сразу: их не много, но все-таки иногда бывают. Естественно, в моих работах хватает всякой «попсы» и откровенной банальщины: птички, короны, волки, ленточки, ловцы снов, совы и прочий примитив.

Но есть и уникальные проекты. Порой клиент сам составляет и продумывает все от начала до конца, вкладывая в это свой собственный сакральный смысл. Случаются откровенные приколы — однажды я делал черепашку-ниндзя Леонардо с головой Леонардо да Винчи.

Как говорится, о вкусах не спорят. Хотя иногда приходится отказывать. Трайбл, к примеру, я не бью вообще. Этот стиль меня откровенно раздражает. Честно говоря, я это даже стилем назвать не могу — просто черная козявка на всю руку. Ни за какие деньги.

Вообще, тематических татуировок за мой стаж работы было немного. Это печально, но все они уникальны. А одного клиента я, наверное, запомню на всю жизнь. Пришел однажды простой трудяга и попросил сделать ему татуировку, посвященную его заводу и производству. Он объяснил, что очень ценит коллектив и рабочий класс. Это часть его мировоззрения, и это действительно было круто и необычно.

Норильчане обычно избегают татуировок, посвященных Северу и вечным морозам. Когда живешь тут, стараешься не думать об этом. Хотя иногда колотятся и ребята, которые навсегда собираются покинуть наш край.

Кстати, Север — это хорошее место для любителей татуировки. Дело в том, что климат у нас сухой и кожа заживает гораздо легче и быстрее. Бывает, конечно, когда заживлению мешает работа: производственная пыль и грязь. Но тут уже надо расставить приоритеты. Уход за татуировкой очень важен — это 50 процентов результата.

Работа мечты

Татуировка — не только хобби и развлечение, это в первую очередь моя основная работа. Я живу на доходы от татуировки. Сложно назвать точную сумму — бывает очень по-разному. Сильно зависит от сезона.

Но того, что зарабатываю, вполне хватает на оплату аренды и расходные материалы: иглы и краски — они, к слову, совсем не дешевые. Кроме того, с девальвацией рубля цены прыгнули вдвое. Это можно увидеть на любом сайте по продаже оборудования для тату-мастеров.

Татуировка — это мое творчество, моя радость и гордость, когда вижу результат своей работы и довольные лица клиентов. Хотя у меня уйма проектов на будущее, татуировку бросать не собираюсь — это моя стезя и огромный пласт жизни. Да и кто я без этого?

Час татуировки у меня обойдется посетителю в 1,5 тысячи рублей, а на мелкие работы есть свои фиксированные расценки. Стоимость сеансов у других мастеров не скажу — не знаю. Отмечу только, что нас уже не так мало, выбор имеется. У каждого своя клиентская база и постоянные посетители.

Единственное, что расстраивает, — в Норильске совсем нет фестивалей татуировки. Далековато, да и слишком дорогое удовольствие. Ну подумайте, какой разумный человек отдаст 30 тысяч рублей за авиабилеты на тату-фестиваль в Норильске? Проще на курорт съездить или за границу. Правда, мы иногда собираемся с другими мастерами — сидим, кофе пьем и болтаем о всяком.

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5
Оцени первым.
[yuzo_related]