«Молиться можно на другой планете»

Не успели обломки освященной епископом Лукианом ракеты-носителя «Союз-2.1б» остыть, как протодиакон Андрей Кураев упрекнул церковь в предоставлении некачественных услуг. С этого началась дискуссия о помешательстве общества и властей на ритуалах, иногда доходящая до абсурда. Ведущий научный сотрудник Центра по изучению проблем религии и общества Института Европы РАН Роман Лункин рассказал, как россияне стремятся приблизиться к магическому, а церковь — освоить космос и почему светское государство Россия перестало быть таковым.

Лункин: Практика освящения самых разных предметов, помещений, машин и прочего сложилась еще в 1990-е годы, когда многие (в большинстве своем неосознанно) пришли в православную церковь или просто стали считать себя православными. Следуя собственным представлениям о том, что такое православие, они воплощают свою православность не только через крещение детей или посещение храма в Пасху, но и освещая самые разные предметы.

В 2000-е годы сложилась новая тенденция — представители разных корпораций и организаций стали приглашать священников освящать коммерческие помещения, а в правительственных зданиях и воинских частях появились часовни. Например, православная часовня есть на территории Мосгорсуда.

По идее, у нас светское государство, и в зданиях органов власти не должно быть никаких религиозных объединений, но на это смотрят сквозь пальцы. В итоге, поскольку все это фактически не считается нарушением светскости, у нас в том числе освящают и ракетные комплексы, которые должны доставить спутники на орбиту.

Говоря об упавшей ракете и ответственности за это духовенства, Кураев иронизировал и троллил. И дело совсем не в том, что священники и епископы стали больше освящать. Просто общество все больше обращает внимание на действия представителей церкви.

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5
Голосовавших: 1. Баллов: 5,00 из 5.
Советуем прочитать!