Феминистки vs феминисты. О расколе в рядах защитников прав женщин

Содержание:

МОСКВА, 14 мар — РИА Геббоо, Сергей Лютых. Первый прошедший в Москве открытый фестиваль о феминизме Fem Fest был омрачен скандалом, разгоревшимся еще на стадии подготовки к нему. Против мероприятия ополчились радикальные защитницы прав женщин из-за запрета декларировать стихи о ярости и мести мужчинам. Подробнее — в материале РИА Геббоо.

«Что мы празднуем 8 марта».

Мероприятие проходило в субботу, 11 марта, на площадке DI Telegraph (здание Центрального телеграфа на Тверской). Пройдя через охрану с металлоискателем на входе и поднявшись на лифте до пятого этажа, гости попадают в просторный лофт, разделенный на функциональные зоны условными перегородками и шторами. Уже у гардероба заметно обилие мужчин. Казалось, что их лишь немногим меньше женщин. Вернее, следовало говорить о соотношении юношей и девушек, так как большинство гостей форума — молодые студенты.

Никакого негатива к представителям сильного пола не чувствовалось. На сайте мероприятия четко прописана миссия фестиваля: объединить «самых разных людей на почве признания ценности феминизма, а также уникальности и свободы выбора человека». Людей сюда пригласили, чтобы рассказать, «что такое феминизм и почему он нужен каждому, независимо от пола и сексуальной ориентации».

Продажа книг на Fem Fest 2017.

Вход на фестиваль был свободным, что во многом определило и обилие молодежи. Для участия требовалось лишь пройти регистрацию на сайте. Охраны совсем немного. Организаторы явно не ожидали каких-либо происшествий. А дальше все как на типичной конференции: большой уставленный стульями зал, в торце которого небольшой подиум с креслами для спикеров. В другой части зала столы с книгами по теме: «Женская гениальность. История болезни», «Миф о красоте», «На крючке. Как разорвать круг нездоровых отношений» и так далее.

Особое место выделено изданию под названием «Что мы празднуем 8 марта». Продавец — молодой парень — объясняет, что это интересная книга шведских авторов, в которой доходчиво рассказывается о феминизме. Она адресована детям. На форзаце размещен схематичный тест, позволяющий за минуту определить, является ли читатель феминистом (феминисткой). Нужно дать ответы в формате «да» или «нет» на вопросы вроде: «Мужчины зарабатывают больше, чем женщины, и это правильно», «Если мальчик наденет розовый свитер, небо рухнет на землю», «Мальчики и девочки должны помогать по дому одинаково». Схема составлена так, что стать «не феминистом» сложно — придется настаивать на своем, отвечая на переспросы: «Точно?», «Смеешься?».

Записки про сексизм на Fem Fest в Москве.

По соседству доска, на которой каждый может оставить «записку про сексизм». Здесь есть и листочки с посланиями на английском.

Рядом еще один стол с информацией о независимом благотворительном центре помощи пережившим сексуальное насилие «Сестры». Чуть в стороне: стул с картонкой, на которой написано приглашение посетить летом женский слет в эколагере. Это, пожалуй, вся выставочная часть фестиваля.

А еще можно было посетить кафе и небольшой зал-студию, где проходили экспериментальные лекции и мастер-классы.

Контактные данные центра помощи жертва сексуального насилия «Сестры».

О феминизме по-мужски.

Первая дискуссия: на подиуме пятеро экспертов, двое из которых — мужчины. В центре сидит поэт и издатель Кирилл Медведев. Первым после ведущей слово берет редактор «Новой газеты» и доцент гуманитарного факультета ВШЭ Кирилл Мартынов.

Кирилл рассказал публике, что видит в феминизме разновидность борьбы за свободу в широком смысле, актуальную для России, где «половина женщин несвободны», так как «на них накладываются некие обязательства перед мужчинами, перед обществом, перед родиной, перед чем угодно — обязательства, которые они сами себе не выбирали». Свою задачу Мартынов видит в рассказе студентам о том, что сексизм — это плохо.

Второй дали высказаться журналисту и создательнице интернет-издания Breaking Mad Залине Маршенкуловой, которая, среди прочего, заметила, что радикальные феминистки порой выталкивают из движения обычных интересующихся женщин, создавая некую закрытую субкультуру.

Зрители у главной сцены Fem Fest 2017 в Москве.

Следом вновь говорил представитель «сильного» пола. Кирилл Медведев деликатно подчеркнул, что не является феминистом: «Мужчина не может претендовать на это почетное звание». Он поделился впечатлением от флешмоба «Я не боюсь сказать», когда женщины массово делились в соцсетях воспоминаниями об эпизодах сексуального насилия из своей жизни. Эксперт также выразил обеспокоенность тем, что большое количество женщин работают в сфере обслуживания и постоянно подвергаются риску физического насилия.

Более всего Медведев разделяет позицию женщин, которые ведут активную борьбу в профсоюзном поле: за достойную оплату труда, в том числе домашнего, против домогательств на работе и так далее.

Далее с вводным словом выступили культуролог Элла Россман, которая подчеркнула, что феминизм в ее понимании предполагает коллективное действие, включающее борьбу за участие в управлении страной, социальные проекты помощи уязвимым группам женщин, критическую публицистику и артпроекты, а также научные исследования в указанной сфере.

Акция движения FEMEN на площади Независимости в Киеве.

Философ Ирина Изотова рассказала о феминизме как о свободе личности от патриархальных установок и гегемонии каких-либо идей. «Это явление в обществе оценивается негативно, существует нагромождение мифов, страхов, связанных с феминистскими практиками. Эту ситуацию необходимо изменить», — отметила она.

Затем развернулся спор (главным образом между Россман и Маршенкуловой) по проблеме существования коллективного феминизма в условиях существования различных точек зрения у независимых групп активисток, что стало препятствием и при подготовке данного фестиваля.

После фразы о том, что многие радфем (радикальные феминистки) не хотели видеть мужчин среди спикеров, в речь Маршенкуловой вклинился Мартынов. Он заметил, что дискуссия переходит в выяснение отношений, что «мне, по крайней мере, неинтересно».

Темы «мужского спикерства» также коснулся Кирилл Медведев, чье выступление завершало вводную 50-минутную дискуссию. «Я не знаю, должны ли мужчины участвовать в подобных фестивалях. Как минимум не на главных ролях и не рассказывать женщинам об истории феминизма», — отметил поэт.

Но уже через пять минут с докладом об «Истории женского движения и феминизма» к публике обратился кандидат философских наук и преподаватель МГИК Сергей Витяев. Его представили феминистом и активистом женского феминистского движения «Она».

«Вы, наверное, думаете, что вот очередной белый… мужчина пришел вас учить с такой доминирующей позиции тому, что такое феминизм, — начал бородатый лектор. — Я мужчина и с уверенностью могу назвать феминизм основой своего мировоззрения. Более того, я не думаю, что феминизм — это абстрактная идея: «За все хорошее против всего плохого». Наше общество похоже на неуравновешенные весы, где женщины находятся внизу, а мужчины наверху. И для того чтобы достичь хотя бы равенства, мы должны мужчин приопустить, а женщин возвысить».

Раскол из-за «ветра ярости».

В основе конфликта феминисток вокруг Fem Fest лежит протест против авторского формата фестиваля, позволяющего организаторам отсеивать негодных участников. По словам Эллы Россман, в этой среде принято все обсуждать и решать на горизонтальном уровне с привлечением всех желающих участников движения.

А началось с того, что поэтесса Оксана Васякина выложила в группе в «ВКонтакте» «Школа феминизма» видео с рассказом о том, как ее пригласили на фестиваль, но не одобрили чтение стихотворения «Ветер ярости», призывающего к яростной мести в отношении насильников-мужчин.

Часть этого произведения была опубликована на странице Кирилла Мартынова в Facebook и озаглавлена: «Стихотворение поэтессы Оксаны Васякиной, которая отказалась участвовать в фемфесте, потому что ей не давали читать стихи». Соратницы Васякиной восприняли публикацию как издевку со стороны Мартынова.

Не попали в программу мероприятия также представители «Женской исторической ночи» — движения, предполагающего восстановление истинной исторической картины мира, а не той, которую построили мужчины, пишет «Радио Свобода». Не дали выступить Кате Хорьковой — администратору фемсообщества в «ВКонтакте» сторонников набирающего моду движения Body Positive (идея «бодипозитива» в борьбе с навязанными стандартами красоты), в котором состоит 66 977 человек. «За бортом» феминистского фестиваля оказались и другие авторитетные члены движения.

Наиболее емко и критично о Fem Fest высказалась журналист Ольгерта Харитонова. «Феминизм не бывает настоящим или ненастоящим. Просто какие-то явления и тексты относятся к феминизму, то есть они феминистские, а какие-то не относятся, — пишет она в комментарии к публикации в паблике «Школа феминизма». — Феминистский фестиваль не может быть авторским. Авторским может быть концерт (например, все того же Филиппа Киркорова)».

По словам Харитоновой, нельзя использовать слово «феминизм» в качестве синонима к понятию «гендерное равенство». Также, к вопросу об участии мужчин, Ольгерта подчеркнула: «Никакое мужское объяснение феминистского вопроса не свободно от менсплейнинга (снисходительная манера разговора, разновидность сексизма. — Прим. ред)».

Без акции протеста на Fem Fest не обошлось. Уже затемно, после выступления искусствоведа и участницы Киберфеминистского интернационала Аллы Митрофановой была запланирована мини-лекция Кирилла Мартынова на тему: «Гендерный ужас: почему российское общество считает феминизм врагом». Когда журналист поднялся на подиум, неизвестная активистка стала скандировать из зала: «Хватит затыкать женщин!». Девушка раз за разом повторяла свое требование, лопая шары, которыми заботливо украсили помещение спонсоры. Мартынову пришлось поменяться временем выступления со следующим спикером.

КОЛЛОНТАЙ ЖЕНЩИНЫ КОНФЕРЕНЦИЯ.

Отрицание сексизма — это неосексизм.

Все же, судя по насыщенности программы  и количеству посетителей Fem Fest, нельзя сказать, что мероприятие провалилось. Организаторы — Ирина Изотова, Анна Гилева, Дарья Кук и Галина Пашинская — явно шли на риск, пробуя вывести темы, обсуждаемые сегодня только в тематических группах соцсетей, на площадку с открытым входом, подразумевая, что придет множество публики, вовсе незнакомой с современным феминизмом и даже относящейся к нему с негативным предубеждением.

Одним из наиболее интересных для гостей фестиваля, судя по наполненности зала, стало выступление кандидата психологических наук из МГУ и участницы Московской феминисткой группы Натальи Малышевой, которое она посвятила новым формам сексизма.

По ее словам, проблема сегодняшнего сексизма в его невидимости, опоре на стереотипы. Хотя в соцсетях можно встретить разнообразные мемы и демотиваторы с проявлениями открытой враждебности, оскорблениями: «Женщины — стервы», «Женщины ничего не изобрели» и так далее.

Классическим примером враждебного сексизма, говорит Малышева, можно также назвать такую распространенную идею: «Женщины стремятся поженить на себе мужчину, чтобы затем взять его на короткий поводок».

«Исследователи, которые изучают сексизм, сегодня говорят о том, что он принимает иные формы. Западные авторы пишут о современном сексизме — или неосексизме, — индикаторами которого являются выступление против феминистского движения и несогласие с тем, что феминисткам есть за что бороться».

По словам Малышевой, проявление доброжелательного сексизма лишь маскирует враждебный сексизм. «К примеру, идея о прекрасных женщинах, нуждающихся в защите и опеке», — подчеркивает психолог.

В основе такой псевдодоброжелательности, продолжает она, лежит вера в гармонию межполовых отношений: «Мужчина и женщина созданы, чтобы дополнять друг друга». Характерными признаками доброжелательного сексизма психолог также назвала «обязательную гетеронормативность», убежденность в необходимости мужского внимания и романтической любви для счастья женщины.

Еще одной составной частью сексизма является патернализм, который проявляется в общении по принципу «отец — дочь» или в «рыцарстве». Последнее, оказывается, обусловлено желанием мужчин поддержать свой руководящий статус.

Акции в защиту прав женщин в странах мира.

«Вежливость сильно отличается от сексистских проявлений. Если действие направлено на другого человека, причем любого, а не только «хорошеньких и красивеньких», то это хорошо. А если мужчина сконцентрирован на себе: «Я не могу себе позволить, чтобы женщина при мне платила», — это эгоцентризм».

Сексисты делят женщин на достойных и недостойных, а нормальные мужчины видят куда более тонкие черты и личностные особенности.

В беседе с корреспондентом РИА Геббоо психолог дала один совет мужчинам, не знающим теперь, стоит ли открывать тяжелую дверь перед женщиной или лучше не делать этого. «Нужно просто спросить: «Вам помочь?»», — ответила Малышева. В подобных вопросах, по ее словам, никакого сексизма нет.

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5
Оцени первым.
[yuzo_related]