Девятый шквал

За несколько часов стихия, бушевавшая в столице 29 мая, унесла 15 жизней. Пострадали 204 человека, ущерб имуществу граждан и городу исчисляется сотнями миллионов рублей. Высокая оценка действий экстренных служб со стороны главы МЧС Владимира Пучкова на этом фоне выглядит, мягко говоря, неуместной. Почему система оповещения о чрезвычайных ситуациях, на которую потрачены миллиарды бюджетных средств, не выполнила свое главное предназначение — в расследовании «РИА «Геббоо Ньюс»».

Не стали сеять панику

Для информирования россиян в структуре МЧС существует специальный комплекс. Он называется ОКСИОН — Общероссийская комплексная система информирования и оповещения населения в местах массового пребывания людей. Для его обслуживания создана спецструктура — Федеральное автономное учреждение «Информационный центр ОКСИОН».

Систему начали создавать больше 10 лет назад в Москве и Санкт-Петербурге. К 2010 году она охватила всю страну. В МЧС сообщали, что одномоментно сообщения о ЧП могут получать 72 миллиона человек (почти половина населения страны). Если верить отчетам ведомства, чудо-система по команде дежурного офицера способна самостоятельно выходить в эфир Первого канала и местных телекомпаний, прерывая вещание, а рассылка СМС осуществляется независимо от мобильных операторов. Стоит оговориться, что закон, разрешающий такое вмешательство, по иронии судьбы еще не вступил в силу. 24 мая он был принят Госдумой, а одобрен в Совфеде лишь 31-го. Этим, кстати, и оправдываются в МЧС.

— Несколько лет назад ОКСИОН технически разделили, — рассказал «РИА «Геббоо Ньюс»» высокопоставленный офицер столичного главка МЧС, просивший не указывать его должность. — Техобслуживание передали муниципальным властям — именно они отвечают за работу всех 116 терминалов системы. А право давать команду на размещение информации оставили за Национальным центром управления в кризисных ситуациях (ЦУКС) и ЦУКСом столичного Главка МЧС — то есть федеральными структурами. Возникла проблема: обслуживание терминалов — дорогое удовольствие, и частично затраты компенсировались показом рекламы на табло. Но федеральный центр запретил трансляцию рекламы. Денег на поддержание работоспособности ОКСИОН катастрофически не хватает. Поэтому часть терминалов сегодня не работает.

По данным Академии МЧС, в данный момент эталонная цена человеческой жизни (условная расчетная экономическая величина) — 4 миллиона 330 тысяч рублей. По подсчетам, чтобы оправдать затраты на внедрение, ОКСИОН должна предотвратить смерть по меньшей мере тысячи граждан страны. До этого показателя очень далеко.

После нас хоть потоп

Затраты на ОКСИОН в полном объеме никогда не озвучивались. По неофициальным данным, на разработку всей системы только в 2006-2008 годах потратили более 2 миллиардов рублей, но это — верхушка айсберга, считает источник «РИА «Геббоо Ньюс»». Часть работ финансировалась в рамках модернизации ЦУКСов, часть — за счет реконструкции действующих систем оповещения. Кроме того, система требует ежегодных затрат, и в 2017 году только в Москве они оцениваются в 800 миллионов рублей. По неофициальным данным, в масштабах России обслуживание этих комплексов обходится в 6 миллиардов рублей в год из местных бюджетов и около трех миллиардов — из федерального.

Специалисты с самого начала очень неоднозначно оценивали ОКСИОН именно из-за затрат. Тех же целей можно было достичь другими, гораздо более дешевыми способами. Собственно, уже сегодня ясно — эффективна только одна-единственная, причем самая дешевая часть ОКСИОН — рассылка СМС. «Остальное не работает, но денег требует. Однако признать, что десятки миллиардов выброшены на ветер, сейчас ни у кого нет желания», — рассказывает собеседник «РИА «Геббоо Ньюс»» из МЧС.

Вместе с тем источник «РИА «Геббоо Ньюс»» считает, что провал с оповещением москвичей 29 мая обусловлен человеческим фактором — говоря попросту, желанием спихнуть проблемы новой смене:

«Сообщение из Метеобюро «О комплексе неблагоприятных погодных явлений» поступило в воскресенье. И дежурные столичного Главка МЧС отложили его на рассмотрение новой смены. А заступивший утром в понедельник дежурный решил, что оповещение было разослано, тем более что формально 22 метра в секунду — не тот уровень, который требует экстренного информирования по всем каналам, — рассказывает на условиях анонимности офицер МЧС. — В Подмосковье рассылку, кстати, сделали — но более чем за сутки до происшествия. К 29 мая об этих СМС все уже забыли».

Глазами пострадавших

«29 мая я вышла из дома около 16:00 и направилась в сторону метро «Беляево». Ветер поднялся внезапно — он был такой силы, что я не могла даже стоять. Рядом со мной был мужчина с ребенком — к счастью, они не пострадали. Я закрыла лицо руками, потому что не могла ничего видеть от песка и пыли в глазах. Потом почувствовала сильный удар по голове: это была ветка приличного размера, которая просто летела по воздуху. Из уха потекла кровь… Я поехала в травмпункт, а потом врачи вызвали мне скорую помощь», — говорит Юлия Гапоненко, одна из пострадавших от урагана.

По словам собеседницы «РИА «Геббоо Ньюс»», вместе с ней в травмпункте была компания из нескольких молодых людей и девушки, которые, судя по всему, тоже пострадали от разгула стихии: травмы в районе ключицы, сильные синяки и ссадины. В больнице жертв урагана было еще больше.

«У одного проломлен череп, у другого — сломана рука и нос: ветром его подкинуло, а потом он упал на асфальт. Туристка из Китая была в очень тяжелом состоянии, ей кричали, чтобы она не закрывала глаза, а она не понимала, что от нее хотят, потому что совсем не знает языка. Десятки пострадавших. Врачи помогали всем, справлялись со своей работой хорошо», — рассказывает девушка.

Никаких оповещений о приближающейся буре она не получала. Если бы у нее была эта информация, возможно, она вообще не оказалась бы на улице во время урагана. Сейчас Юлия приходит в себя, ее ушибы заживают, сотрясения мозга, к счастью, нет. Врачи сказали, что она легко отделалась.

«Я даже не предполагала, что ветер способен сбивать с ног взрослых людей. В больнице я видела, как люди кричат от боли, и думала: их жизнь и здоровье могли спасти какие-то секунды и случайные обстоятельства», — говорит девушка.

Еще одна жертва урагана — студентка Дарья Черешнева. Когда буря только начиналась, она сидела с одногруппницей во внутреннем дворике своего университета. Все произошло меньше, чем за минуту: девушки услышали крики, все кинулись к учебному корпусу. За спиной Дарьи посыпались разбитые стекла, она машинально пригнулась — и в этот момент ее что-то ударило.

«Боли я не почувствовала. Мы с подругой забежали в корпус, и она говорит: у тебя куртка сзади порвана и вся в крови…Потом мне оказали первую помощь и сразу вызвали скорую. Врачи приехали минут через 30, забрали меня в НИИ Склифосовского. Пострадавших там было очень много, каждые 5-7 минут привозили кого-то», — вспоминает девушка.

Из-за потока пострадавших с более тяжелыми травмами — переломами конечностей — собеседницей «РИА «Геббоо Ньюс»» врачи занялись лишь через 1,5-2 часа.

Дарья тоже не была предупреждена об опасности.

Рассказ еще одного пострадавшего опубликовал Пятый канал: «Все случилось в районе Шульгино, напротив Барвихи. Я был за рулем машины, когда прямо на нее упало дерево. Крышу промяло — и удар пришелся мне по голове. Я начал вызывать «112», дозвониться не смог. Удалось связаться с женой, она вызвала скорую. Упало столько деревьев, что пробивались ко мне час, пока сотрудники МЧС эти деревья пилили. Я оказался в «мешке»».

Жизни, унесенные ветром

Самой младшей из 15-ти погибших в столичном регионе — 11 лет. Как сообщил источник в правоохранительных органах, девочка находилась во дворе жилого дома в подмосковном поселке Кратово. И поспешила домой, как только начались сильные порывы ветра. У подъезда на нее упала липа. Ребенок скончался от травмы головы на глазах родственников.

Большинство жертв урагана погибли именно от рухнувших деревьев. На дачном участке рядом с Барвихой в Одинцовском районе вырванная с корнем сосна упала на 86-летнего пенсионера Виталия Ильина. В Москве полувековой тополь убил 62-летнюю пенсионерку Нину Андрееву на улице Наримановская. В том же Восточном округе столицы на 7-й Парковой улице погибла 20-летняя студентка Дарья Антонова — она гуляла с подругой, когда на них обрушился огромный ствол дерева. Подруга чудом уцелела.

Среди жертв — два спортсмена. 17-летний Валерий Гудков, игрок футбольной команды «Водник», погиб в сквере на улице Угрешская, другой футболист, 20-летний студент Павел Самойлов — на площади Джавахарлала Неру рядом с метро «Университет». 36-летняя Екатерина Синельникова и 37-летний Андрей Темников погибли в парке, в Нескучном саду (район Якиманка, Центральный округ Москвы). Причина та же — рухнувшие деревья.

Еще одна трагедия произошла в центре столицы на Андреевской набережной. 28-летний сотрудник театра «У Никитских ворот» Станислав Смирнов вместе с 20-летней Алиной Соловьевой попытались укрыться от урагана в беседке. На нее упало огромное вековое дерево.

Подхваченный воздушным потоком металлический лист на Братцевской улице убил 57-летнего Ивана Бабия. Сила ветра была столь велика, что вырывала из земли даже автобусные остановки — на Кировоградской улице конструкция насмерть придавила 65-летнего Николая Котова.

В поисках виновных

Близкие погибших и пострадавших намерены призвать к ответу тех, кто не оповестил людей о приближении урагана. Готовится к судам и Лилия Петрик, адвокат семьи Станислава Смирнова, погибшего на Андреевской набережной.

«Папа начал звонить Станиславу с 23 часов и не мог дозвониться, потому что абонент был вне зоны доступа. Около трех часов ночи в экстренных службах ему сообщили, что сын в списке погибших и находится в Царицынском морге. Я считаю, что должно быть возбуждено уголовное дело. Если этого не сделают, мы обжалуем отказ. Если возбудят, то в рамках уголовного дела пострадавшие могут заявить гражданский иск к причинителю ущерба. Кто им будет, сказать пока не могу. Если не возбудят уголовное дело, то все равно последует гражданский иск. Суммы и к кому будет подан иск, тоже сказать пока не могу. Трагедия произошла позавчера, нам нужно дней семь-десять, чтобы понять будет уголовное дело или нет», — говорит адвокат.

По мнению Лилии Петрик, в произошедшем усматривается халатность служб, которые должны следить за состояние деревьев. По словам юриста, большинство деревьев настолько ветхие и старые, что их давно нужно спилить, но на это никто не обращает внимания. Справедливости ради отметим: ураган был таким мощным, что вырывал из земли с корнем далеко не сухостой.

В столичном управлении СКР создан специальный штаб по расследованию причин трагедий. Следственный комитет взял под контроль ситуацию.

— Все ждут политической воли. Будет команда — начнутся поиски тех, кто устанавливал рухнувшие остановки, рекламные конструкции, кто следил за состоянием деревьев, кто не оповестил. Пока фактически в штабе никакой работы не ведется — все проверки проводят на местах. Собственно, как всегда, — рассказал «РИА «Геббоо Ньюс»» сотрудник штаба на условиях анонимности.

Как уже было сказано, 31 мая Совет Федерации рассмотрел поправки в законы «О средствах массовой информации» и «О связи», позволяющий МЧС вмешиваться в эфиры телеканалов с сообщениями о чрезвычайных ситуациях.

«К сожалению, он оказался крайне актуален именно в свете того буйства стихии. Смысл закона в том, что СМИ не будут нести ответственности в случае нарушения рекламных и прочих обязательств, если они возникли из-за необходимости оповещения населения о чрезвычайных ситуациях природного и техногенного характера, а также при ведении военных действий или вследствие этих действий, — прокомментировал «РИА «Геббоо Ньюс»» ситуацию сенатор Алексей Майоров. — Совет Федерации единогласно утвердил этот закон, но мы понимаем, что надо и дальше его совершенствовать: к сожалению, разосланные накануне урагана официальные уведомления МЧС оказались не очень внятными. А так быть не должно».

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5
Оцени первым.
Советуем прочитать!
Последние панки Норильска Культура панка проникла в СССР на рубеже 60-70-х годов — практически сразу после ее зарождения в Великобритании и США....